Практический пример применения техники нейропсихологической визуализации

Кряжев М.Г. Опыт применения авторской методики ментальной самоинспекции (MENSI) для психокоррекции тревоги у пациента с вегетативным расстройством // Амбулаторная и больничная психотерапия и медицинская психология. Выпуск 11: Материалы 11-й Всероссийской Общественной профессиональной медицинской психотерапевтической конференции. – МО, Щелково, Мархотин, 2013. – С. 76-78.

Ранее, в 9-м выпуске материалов конференции (2011 г.) была описана разработанная нами техника коррекции психовегетативных расстройств, ниже представлен пример её применения с быстрым положительным результатом.

Пациент А., возраст 42 года, 4 месяца страдает расстройством ВНС. Лечился у невропатолога и гомеопата. Симптомы: страх постоянно; тревожные мысли; сердцебиение; головокружение; дискомфорт во всем теле; ощущение нехватки воздуха; «трясучка»; скачки АД; ощущение слабости в правой руке.

В соответствии с алгоритмом методики, пациент для каждого симптома придумывает пиктограмму, полученная таким образом «клиническая картина» затем получает своё название, а потом и образное представление (то, что ТАМ). У данного пациента название «картины»: «Сказка». Образ расстройства: «Это хижина. Там – старый сундук и ещё старый чемодан. Всё забито каким-то хламом, старыми вещами. Всюду беспорядок». Далее пациент формулирует «то, что ТАМ надо сделать»: «всё убрать, вещи расставить, чтоб был порядок, ещё их постирать. Там темно, нужно также, чтобы там был свет». Возникшее название «того или тех, кто ТАМ должен всё это сделать»: «Пожарник».

Мысленный сценарий лечебного самовоздействия: «Я шел по дороге, по краям которой были каменные стены. Со стен осыпался песок. Подойдя к двери в конце коридора, я начал бить в набат (подвешенная рельса), вызывая пожарника. Через некоторое время он вышел. Мы с ним вошли на пустырь, на котором стояла хижина. Мы зашли в нее. Пожарник был со своим аппаратом, похожим на моющий пылесос. Он вначале начал мыть окно. Оно было очень грязным, и не пропускало свет. Вымыв окно, мы начали прибираться на столе, т.к. на нем было очень много грязной посуды. Для этого он налил в большой таз воды, бросил туда большую таблетку для дезинфекции и стал мыть в этом растворе посуду. В конце я велел пожарнику доделать всю работу, а сам решил вернуться обратно. Почему-то я не могу долго ТАМ находиться».

Согласно методике, пациент затем каждый день самостоятельно создаёт образные представления о происходящей ТАМ работе, включающие в себя дорогу ТУДА, вызов «тех, кто должен ТАМ делать – то, что ТАМ нужно сделать», командование ими и максимально активное участие в их работе. Последующие медитации (так называет их сам пациент) имели примерно одно и то содержание: очистка и уборка. Вот отрывки из самоотчетов пациента:

«Я шел по дороге. День был яркий и солнечный. Дойдя до двери, на которой висел набат, я стал в него бить железным прутом. Через некоторое время появился пожарник. Он достал ключ, открыл дверь и мы вышли на пустырь. Перед нами стояла хижина. Войдя в нее, я увидел, что потолок тоже грязный. Я велел пожарнику начать его мыть. Он направил струю вверх и начал мыть. Потолок оказался обшитым листами ДВП, и намокая они начали отрываться. Я велел ему их полностью оторвать. Затем он позвал себе в помощь двоих людей, и они сделали потолок, и потом покрасили его в белый цвет».

«Пойдя по дороге меж стен, я увидел незастекленный проем в виде окна. Оказалось, что за стеной находится небольшой обрыв. Двигаясь дальше, дошел до двери и начал бить в набат. Вызвал пожарника и пошел с ним к хижине. Зайдя туда, я увидел, что одно маленькое оконце, из которых состоит все окно, было разбито. Пожарник вымыл весь пол, убрал разбитые стекла и позвал стекольщика, который подошел к окну, снял размеры оконца, затем на столе он вырезал окошечко (из взятого с собой стекла) и вставил его на место. После чего он покинул хижину. А пожарник сказал, что он поставил здесь стиральную машину. Мы достали все грязные вещи из сундука и сложили их туда стирать. Выстирав, мы вместе сложили их в таз, и пошли развешивать на улицу, на веревку. После этого я сказал, что ухожу. А пожарнику велел, после того как вещи высохнут, убрать их в сундук. А сам покинул это место».

«Я пошел вдоль стен. На этот раз под ногами оказался какой-то керамзит, и ноги немного проваливались. Дойдя до двери, я начал бить в набат. На удары вышел пожарник. Мы вышли с ним вместе, и пошли по тропинке, которая была вымощена тротуарной плиткой. По краям тропинки росли цветы. В конце пути стояла хижина, мы зашли в нее. В углу стоял свернутый грязный ковер. Я велел пожарнику расстелить его на полу, и помыть моющим пылесосом».

Необходимо отметить, что тема беспорядка является типичным образом вегетативного расстройства (как свидетельствует наш опыт). Также типичным является сюжет, возникший у пациента в одной из его визуализаций: «Придя в хижину, я увидел, что, оказывается, в углу стоял шкаф, который упал до моего прихода. В нем было много книг, и они все рассыпались по полу. Некоторые из них разлетелись по сторонам. Я велел пожарнику собрать их и расставить в шкафу в алфавитном порядке. А те, что порвались – заклеить и тоже убрать на место».

Несмотря на то, что в визуализациях пациента была положительная динамика, чувство внутренней тревоги его не отпускало, и периодически возникали страхи. Проанализировав визуализации пациента, автор (к своему стыду, не сразу) понял, что в них присутствовал механизм актуализации тревоги – «бить железным прутом по рельсе». Этот элемент был заменен на «бить деревянной палкой по бревну, как по барабану». После этого сразу же исчезли все тревоги, страхи и ипохондрические опасения.

Вот содержание отчета пациента об изменениях в его состоянии за две недели:

«За последнюю неделю меня частенько мучило давление. Хочется думать, что это все из-за атмосферного давления. Головокружений в целом, можно сказать, стало меньше. Чувство тревоги за все это время стало слабее, но оно возобновляется в таких ситуациях, как скопление народа (возможно мне это кажется), или может появиться спонтанно, возникает внутренняя дрожь. Засыпать стало легче, но одну ночь промучился полностью без сна. Было давление и исходя из него не позволяющее расслабиться чувство тревоги. Замечаю, что могу смотреть телевизор и непроизвольно нервничаю (трясу ногой). Иногда бывает слабость в правой руке, но в общем напряжение в теле стало гораздо меньше. С дыханием стало вроде бы легче. Медитирую я каждый день. При каждой медитации в какой-то момент сбивается мысль, частенько клонит в сон. Резюмируя: хочу сказать, что чувство тревоги за все время уменьшилось (по крайней мере, не паника), но все равно остаётся».

Данный пример показывает, как использование модифицированной для вегетативных расстройств авторской методики ментальной самоинспекции (MENSI) позволило получить выраженное улучшение психического состояния пациента за относительно короткое время. Из нашего опыта известно, что более выраженная стабилизация вегетативных показателей происходит через более долгий период, но купирование тревожной симптоматики происходит быстро.